16.08.2011г. Воскресная школа. Класс "Церковная история Гагаузского народа". Занятие 14-е. Тема: "Период служения Митрополита Анастасия (Грибановского) на Кишиневской кафедре. 10.12.1915г. - 1918г."

Г)

=10.12.1915г. Начало служения архиепископа Анастасия Грибановского.

Анастасий (Грибановский) (Материал из Википедии — свободной энциклопедии)

  • Митрополит Анастасий, 2-й Первоиерарх РПЦЗ  10 августа 1936 — 27 мая 1964
  • Церковь: Русская Православная Церковь заграницей
  • Предшественник: Антоний (Храповицкий);  Преемник: Филарет (Вознесенский)
  • Архиепископ Кишинёвский и Хотинский  10 декабря 1915 — 1919[1]
  • Церковь: Православная российская церковь
  • Предшественник: Платон (Рождественский)
  • Преемник: Хрисогон (Ивановский)
  • Епископ Холмский и Люблинский 14 мая 1914 — 10 декабря 1915
  • Предшественник: Владимир (Тихоницкий) (в/у) Преемник: Серафим (Остроумов) (в/у)
  • Епископ Серпуховский,викарий Московской епархии 29 июня 1906 — 14 мая 1914
  • Предшественник: Никон (Рождественский) Преемник: Арсений (Жадановский)
  • Имя при рождении: Александр Алексеевич Грибановский Рождение: 6 (18) августа 1873 Братки, Борисоглебский уезд,   Тамбовская губерния Смерть: 9 (22) мая 1965 (91 год) США Похоронен: Джорданвилль Принятие монашества: апрель 1898 Епископская хиротония: 29 июня 1906

Митрополи?т Анаста?сий (в миру Александр Алексеевич Грибановский; 6 (18) августа 1873 — 9 (22) мая 1965) — епископ Православной Российской Церкви, архиепископ Кишинёвский и Хотинский; впоследствии епископ Русской Православной Церкви заграницей (РПЦЗ), митрополит Восточноамериканский и Нью-Йоркский, второй, после митрополита Антония (Храповицкого), председатель Архиерейского Синода РПЦЗ.

Биография

Родился в семье сельского приходского священника. Окончил Тамбовское духовное училище, затем Тамбовскую духовную семинарию, поступил в Московскую духовную академию, которую окончил в 1897 году со степенью кандидата богословия.

В апреле 1898 года Тамбовским епископом Александром (Богдановым) в Тамбовском Казанско-Богородицком монастыре был пострижен с именем Анастасий, в честь преподобного Анастасия Синаита, 23 апреля рукоположён тем же архиереем во иеродиакона, вскоре затем — во иеромонаха. С июля 1901 года состоял на должности ректора Московской духовной семинарии в сане архимандрита.

29 июня 1906 года в московском Успенском соборе был хиротонисан во епископа Серпуховского, викария Московской епархии, с местопребыванием в Даниловом монастыре.

Принимал участие в подготовке к Романовским торжествам, возглавляя в Москве церковную юбилейную комиссию[2], принимал участие в юбилейных торжествах в Москве в мае 1913 года в высочайшем присутствии.

14 мая 1914 года переведён на самостоятельную Холмскую и Люблинскую кафедру, 10 декабря 1915 года — он был перемещен на Кишинёвскую кафедру, после оставления её архиепископом Платоном, назначенным экзархом Грузии, а в 1916 г. был возведён в сан архиепископа. 

Вскоре образовался новый румынский фронт, и архиепископ Анастасий опять оказался в непосредственной близости от театра военных действий. И тут он часто посещал воинские части с целью их пастырского окормления и воодушевления.

Когда наступил роковой 1917 год и почти всё передовое русское общество, не исключая и многих священнослужителей, было охвачено революционным угаром, архиепископ Анастасий сразу распознал антихристов лик революции и твёрдо встал на защиту веры и Церкви Христовой от всяких посягательств, как на чистоту веры, так и на вековой канонический строй нашей Церкви.

В августе 1917 г. он выехал из Бессарабии в Москву на созванный тогда Всероссийский Поместный Собор. Участвуя вместе с другими епископами в общей работе Собора, он состоял, кроме того, председателем Хозяйственного отдела Собора и возглавлял комиссию по устройству торжества избрания и настолования (интронизации) патриарха, каковым и был избран Святейший Тихон. Всё это светлое торжество настолования он подробно описал в своей статье "Избрание и поставление святейшего патриарха Тихона, характер его личности и деятельности". Характерно, что при своей сравнительной молодости (ему было всего 44 года), архиепископ Анастасий при голосовании оказался в числе кандидатов в патриархи, получив 77 голосов из общего числа 309. Это ярко свидетельствует о том, каким уважением и авторитетом он пользовался. Блестяще была организована и выполнена им интронизация новоизбранного патриарха Тихона, несмотря даже на то, что Кремль был захвачен большевиками.

В течение нескольких месяцев Высокопреосвященный Анастасий оставался в Москве, оказывая весьма существенную помощь патриарху в деле организации нового церковного управления, согласно выработанному Собором Уставу, и в марте 1918 г. был награждён правом ношения бриллиантового креста на клобуке. После реорганизации Высшего Церковного Управления архиепископ Анастасий был избран членом Священного Синода и одновременно Высшего Церковного Совета.

В октябре 1918 г., с благословения Патриарха Тихона, он выехал из Москвы в Одессу в надежде восстановить прерванные отношения с Бессарабией, захваченной румынами. Возвращение в Кишинёв оказалось, однако, для него невозможным, ввиду усиленной румынизации, которую стало проводить румынское правительство, и особенно вследствие поставленного румынской церковной и гражданской властью категорического требования выйти из канонического подчинения Русской Церкви и войти, вместе с Кишинёвской епархией, в состав Церкви Румынской, на что отнюдь не соглашался Святейший патриарх Тихон и что было неприемлемо и для самого архиепископа Анастасия, не желавшего порывать канонической связи с матерью-Церковью. Спокойному безопасному месту в благоустроенном государстве он предпочел изгнанническую жизнь среди волн разбушевавшейся революционной стихии, а затем далеко за пределами отечества, вплоть до далёкой заокеанской Америки, вместе со многими тысячами православных русских людей, вынужденных оставить родную землю.

Продолжал использовать свой прежний титул: архиепископ Кишиневский и Хотинский.

В Константинополе и Сербии

15 октября 1920 года Временным Высшим Церковным Управлением Юго-Востока России (ВВЦУ) был назначен на правах епархиального архиерея управляющим русскими приходами Константинопольского округа; в конце ноября ему, вместе с епископом Вениамином (Федченковым), также было поручено обсудить с местоблюстителем Вселенского Патриаршего Престола митрополитом Прусийским Дорофеем будущий церковно-правовой статус русской эмиграции на территории Вселенской Патриархии. 22 ноября 1920 года был включён в состав ВВЦУ, заседания которого проходили в Константинополе, и избран заместителем митрополита Антония (Храповицкого). 2 декабря 1920 года грамотой Местоблюстителя Вселенского престола, в числе прочих российских архиереев, получил разрешение образовать временную церковную комиссию («эпитропию») под высшим управлением Вселенской Патриархии для надзора и руководства церковной жизнью русских колоний. Комиссией, получившей название Временного высшего церковного управления заграницей (ВВЦУЗ), 13 апреля 1921 года был направлен в Иерусалим для наблюдения за Русской духовной миссией. 24 апреля 1922 года был избран председателем Русского комитета в Турции, объединявшим до 35 организаций беженцев.

С 21 ноября по 2 декабря 1921 года в Сремских Карловцах (Сербия), как один из заместителей председателя, участвовал в «Общем собрании представителей Русской заграничной Церкви», впоследствии переименовавшего себя в Русский Всезаграничный церковный Собор; возглавлял Отдел духовного возрождения России, 30 ноября выступил с докладом по вопросу о восстановлении монархии в России. После прений, Собор принял обращение с призывом молиться о восстановлении в России монархии и царствующего дома Романовых. В числе ряда других членов Собора сделал письменное заявление, оценившее постановку вопроса о монархии, с упоминанием при том и династии, как «не подлежащую обсуждению церковным Собором ввиду её политического характера».

С 13 сентября 1922 года вошёл в созданный Архиерейским Собором в Сремских Карловцах временный Архиерейский Синод (вне юрисдикции Московского Патриархата), который стал правопреемником ВВЦУЗ.

В 1924 году был вынужден покинуть Константинополь вследствие наложенного Вселенской Патриархией запрещения; отбыл через Францию в Болгарию, где в сентябре принял участие в новом освящении Александро-Невского собора в Софии, что стало первым случаем сослужения российского архиерея с находящимся под схизмой (с 1872 года) болгарским духовенством.

Указом Заместителя Патриаршего Местоблюстителя, митрополита Московского Сергия (Страгородского), от 22 июня 1934 года, в числе прочих «карловацких епископов» был запрещён в священнослужении; указ был отвергнут 10 сентября того же года особым постановлением Архиерейского Собора в Сремских Карловцах.

В ноябре 1935 года стал во главе автономного Балканского округа. В 1935 году Сербским Патриархом Варнавой был возведён в сан митрополита.

31 октября — 18 ноября 1935 года, как представитель РПЦЗ, принимал участие в совещании, проходившем под председательством Патриарха Варнавы, с представителями других церковно-эмигрантских структр: митрополитами Евлогием (Георгиевским) и Феофилом (Пашковским) и епископом Димитрием (Вознесенским) (представитель Дальневосточного округа); совещание выработало Временное Положение об управлении Русской Церковью Заграницей.

Первоиерарх РПЦЗ

10 августа 1936 года, по смерти митрополита Антония (Храповицкого), как старейший по хиротонии архиерей РПЦЗ и первый заместитель почившего, был избран первоиерархом РПЦЗ, председателем Архиерейских Собора и Синода.

12 июня 1938 году обратился к главе германского правительства Адольфу Гитлеру с благодарственным письмом по поводу закона об имуществе РПЦЗ в Германии и выделения денег на сооружение собора в Берлине, которое, в частности, гласило: «Лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в вас вождя в мировой борьбе за мир и правду»[3].

В августе 1938 года, под его председательством, в Сремских Карловцах прошёл II Всезарубежный Церковный Собор, который, среди прочего, осудил переход управляющего Зпадноевропейскими русскими приходами митрополита Евлогия (Георгиевского) в юрисдикцию Вселенского Патриарха, а также гонения на Церковь в СССР.

После начала войны Германии с СССР воздерживался от заявлений в поддержку Германии; но в своём пасхальном послании за 1942 год писал: «Настал день, ожидаемый им [русским народом], и он ныне подлинно как бы воскресает из мёртвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы. И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют своё избавление как бы из самого ада преисподнего»[4].

В сентябре 1944 года, вместе с прочими архиереями и канцелярией Синода РПЦЗ, переехал в Карловы Вары, затем в Мюнхен. На Архиерейском Соборе в мае 1946 года в Мюнхене был воссоздан Архиерейский Синод РПЦЗ, в который влилась значительная группа русских архиереев, выехавших из контролировавшейся Германией территории СССР.

24 ноября 1950 года переехал из Мюнхена в Нью-Йорк (США). 25 ноября отбыл в Троицкий монастырь в Джорданвилле (штат Нью-Йорк), где совершил освящение новопостроенного каменного храма в честь Святой Троицы, после чего состоялся Архиерейский Собор, в котором приняли участие 11 иерархов РПЦЗ. Здесь же, впервые в истории РПЦЗ им был совершён чин мироварения и освящения мира, которое прежде РПЦЗ получала от Сербской Церкви. Сразу по переезде в США предпринимал попытки воссоединить с Архиерейским Синодом Северо-Американскую митрополию, во главе которой в июне 1950 года стал митрополит Леонтий (Туркевич), но безуспешно.

В 1964 году инициировал созыв Архиерейского Собор РПЦЗ для избрания нового первоиерарха; ушёл на покой 27 мая того же года, сохранив за собой почётное председательство в Синоде.

Скончался вечером 9 (22 мая) 1965 года в своих покоях в новом, подаренном Синоду благотворителем Сергеем Семененко, доме на 75 East 93rd Street на углу Park Avenue, где незадолго до его смерти был устроен и синодальный собор в честь иконы Божией Матери «Знамение». 24 мая заупокойную литургию и чин отпевания в синодальном соборе возглавил митрополит Филарет (Вознесенский); разрешительную молитву прочёл его духовник архиепископ Аверкий (Таушев).

После отпевания тело почившего и большинство участников отпевания отправились в Свято-Троицкий монастырь, где место упокоения митрополита Анастасия было приготовлено давно под алтарём, рядом с гробницей архиепископа Тихона (Троицкого) († 1963), Западно-Американского и Сан-Францисского.

Согласно завещанию, был погребён в Троицком монастыре в Джорданвилле, под алтарём.

Высказывания о революции

Митрополит Анастасий Грибановский, почти 30 лет возглавлявший зарубежную церковь, писал: "Страшен и загадочен мрачный лик революции. Рассматриваемая со стороны своего внутреннего существа, она не вмещается в рамки истории и не может быть изучаема наряду с другими историческими фактами. Своими глубочайшими корнями она уходит за пределы пространства и времени, как это установил еще Гюстав Лебон, считавший ее иррациональным явлением, в котором действуют какие-то мистические потусторонние силы"….

Русский человек, вообще склонный заглядывать в метафизические бездны, в своей революции заглянул, пожалуй в самую глубокую из них, откуда полыхнул отсвет первой космической катастрофы: "Как упал ты с неба, Денница, сын зари!…А говорил в сердце своем: взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов: взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему" (Ис. XIV, 12-14).

Но не только глубину, но и поистине эпический, всемирный охват этой катастрофы можно было увидеть из Зарубежья: "Русская революция есть одно из самых сложных явлений, какие когда-либо были в истории. – писал владыка Анастасий. – Она слеплена из самых разнообразных стихий. Тут есть и прямое подражание французской революции…; и апофеоз России у славянофилов, считавших ее светом для мира, с ее идеалом вселенского братства; и исконная неутолимая жажда полной правды на земле у простого народа; и всегдашний неудовлетворенный земельный голод последнего; и анархия умов, водворившаяся в России под влиянием отрицательной проповеди Толстого, а также разного рода буревестников, декадентов и т.п.; и глубокое потрясение русской души образами глубинного зла у Достоевского; и огромная энергия, развитая великой войной и искавшая себе выхода после разочарования последней; и русский максимализм вообще, не умеющий нигде ни в чем останавливаться на полдороги и легко переходящий в нигилизм; и отголоски смуты, а также Разинского и Пугачевского восстаний, в которых проявился русский бунт, бессмысленный и беспощаный, как результат буйного настроения русской души в минуту ее крайнего возбуждения. Всё это смешение оказалось заквашенным чуждым нам материалистическим марксизмом и потому дало такое неожиданное и бурное брожение, превратившее солнце в тьму и луну в кровь, создавшее повсюду смятение и ужас и сделавшее Россию страшным позорищем для всего мира"…

Митрополит Анастасий Грибановский отмечал три образа искушения всякой (и в особенности русской) революции, подобных тем, которые сатана предлагал Богочеловеку в пустыне: первое – искушение хлебом, царством всеобщей сытости; второе – соблазн мгновенного чудесного скачка "в царство свободы, равенства и братства, которым Россия должна была удивить весь мир"; и, наконец, третий соблазн, "самый страшный из всех", – в призыве отречься от Бога и поклониться Его исконному противнику сатане, чтобы при помощи последнего легче овладеть всеми царствами мира"…  ( Владимир Можегов. Опубликовано на сайте "Русская линия")

Ссылки

  1. Архиепископ Аверкий (Таушев). ЖИЗНЕОПИСАНИЕ БЛАЖЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА АНАСТАСИЯ
  2. Анастасий в Православной энциклопедии
  3. Анастасий (Грибановский) в энциклопедии «Древо»
  4. Анастасий (Грибановский) на сайте Русское Православие
  5. Богомудрый пастырь (к 100-летию со дня архиерейской хиротонии)

=1918 год. Конец служения архиепископа Анастасия Грибановского на Молдавской кафедре. Выход Молдовы из состава Российской Империи. Переход архиепископа Анастасия Грибановского в состав РПЦЗ.